Вернуться к обычному виду
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация
Войти на сайт | Регистрация

Уполномоченный по защите прав предпринимателей
в Республике Башкортостан

официальный сайт

Первое лицо

Гибадуллин Рафаиль Вагитович Гибадуллин Рафаиль Вагитович

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Башкортостан

"Коммерсантъ FM": "Проблем в бизнесе пока больше, чем решений" / Бизнес-омбудсмен Борис Титов в интервью "Коммерсантъ FM"

  • 3 октября 2014

    Ведущие СМИ

    Какое значение имеет для бизнеса речь Владимира Путина на форуме «Россия зовет»? Как власти могут помочь бизнесу? Почему политика Центробанка не устраивает бизнес-сообщество? Правда ли, что инвесторы уходят из России? Какое значение дело Евтушенкова имеет для крупного бизнеса? На эти и другие вопросы бизнес-омбудсмен, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов ответил ведущему Анатолию Кузичеву и обозревателю Константину Эггерту в эфире «Коммерсантъ FM».

    «Главное в речи Путина — мы продолжаем идти по пути рыночной экономики»

    Борис Титов: «Самый главный сигнал в речи Путина — мы продолжаем идти по пути рыночной экономики. Мы развиваем открытую рыночную экономику».

    «Мы все шли по рыночному механизму. Никто не думал, что будет движение назад. Другой вопрос, насколько эффективно. Но вопрос стоит на повестке дня, потому что никогда за последние 20 лет не было такой политической обстановки. Все начали думать, как будет работать государство в такой кризисный момент. Одни говорят, что нам надо закрыться, мобилизоваться, предлагают возвести барьеры и развиваться внутри. Звучат серьезные разговоры об изоляционизме. В основном об этом говорит депутатский корпус. Предпринимательская среда выступает за открытую экономику. Поэтому они и ждут, чтобы президент дал четкий отпор тем, кто выступает за движение назад».

    «Платежные системы существуют в очень многих странах — и в Японии, которая развивалась, как рыночная экономика, Китай создал свою платежную систему. Это абсолютно не изоляционизм, я в большей степени могу даже сказать, что это даже не национальная безопасность, хотя мы создаем ее в основном с этими целями. Это просто должен быть очень важный механизм рыночной корпоративной системы страны, и ничего здесь плохого нет. Карточка может работать и за рубежом, если ее примут, а я думаю, что это вполне возможный путь в будущем».

    «Ничего не изменилось с точки зрения состояния бизнеса на сегодняшний день. Единственный негатив, который ощущают очень многие, — это рост стоимости денег. Это большой негатив, но, в принципе, мы в этом негативе привыкли работать, потому что мы все 90-е годы прошли практически без инвестиционных ресурсов из-за рубежа».

    «Бизнес и финансовые институты не говорят на политическом языке. Для них, прежде всего, важны экономические риски. Конечно, как мы видим сейчас, политика имеет значение, но бизнес сам оценивает свои риски. В 90-е годы риски России были неприемлемы для большинства финансовых институтов в мире. В 2000-е они стали приемлемы практически для всех. Все развивалось действительно успешно».

    «Различные восточные и дальневосточные финансовые институты встают в очередь, чтобы финансировать российские компании».

    «Мы не видим никакого снижения активности западных инвесторов в России»

    Борис Титов: «Финансовый и экономический блок говорит о том, что у нас очень правильная структура налогов, такая же, как в большинстве развитых стран. Мы показываем, что это не так, потому что основная часть налогов в развитых странах берется с физических лиц, с граждан. При том, когда на производство, на корпоративный сектор налоги ниже, и основная часть дохода в бюджет именно с физических лиц. У нас — наоборот. У нас сегодня налоги на физических лиц небольшие, а на корпоративный сектор возлагается основная фискальная функция. Значит, это неправильно, потому что тогда предприниматели заинтересованы не в развитии, не во вкладывании денег, своей прибыли в дальнейшее производство, а в потреблении, то есть выводе их на себя. И потреблении, использовании для себя. В этом наша структура принципиально расходится со структурами развитых стран».

    «Главная задача сегодня для ЦБ — таргетирование инфляции. С этим сложно согласиться, потому что практически во всех странах эти институты отвечают и за развитие экономики. Поэтому мы предлагали, чтобы этот институт в качестве одной из главных целей все-таки поставил развитие экономики, и тогда политика Центробанка была бы другая. И мы считаем, что он больше должен поддерживать именно рост, а не стабильность, потому что стабильность — это стабилизация достаточно неэффективно сегодня развивающейся экономики».

    «Мы не видим вообще никакого снижения активности со стороны западных инвесторов в России. Вот если банки проявляют некую осторожность и не рефинансируют российские банки, сегодня перестали фондировать российские банки, боясь санкций со стороны своего правительства, то частные инвесторы, особенно это касается среднего бизнеса, не сверхкрупного, идут сюда все так же, даже с большей охотой, чем раньше».

    «Страну делает империей конкурентоспособность»

    Борис Титов: «Отдельные инвесторы хотели бы получить российское гражданство, но поскольку была сложная процедура, они этого не могли добиться. Я знаю точно двух-трех. Такая история может быть и с другими людьми. Определенной части инвесторов это может быть интересно, но я не думаю, что это будет носить массовый характер».

    «Реакция в бизнесе совершенно другая, чем реакция в политической среде или среде общественных организаций. Бизнес прагматичен. Он понимает, что рано или поздно эти социально-общественные, политические катаклизмы пройдут, а бизнес-проекты в экономической сфере все равно будут продолжаться. Конечно, бизнес более устойчив к такого рода влияниям, и поэтому сегодня инвесторы по-прежнему приезжают и смотрят, ищут проекты для того, чтобы инвестировать в РФ».

    «Пока правительство, на наш взгляд, отрабатывает старую модель, направленную на стабилизацию. Так дальше быть не может. Конечно, сегодня модель должна меняться, и мы должны инвестировать в будущее. При этом надо инвестировать не деньги как таковые, а, во-первых, снизить налоговую нагрузку, не брать с бизнеса эти деньги. Сегодня у нас достаточно высокая налоговая нагрузка, например, если сравнивать с Казахстаном. Антону Силуанову мы это показывали. Все налоги в Казахстане ниже, общая налоговая нагрузка там ниже на 30%. При этом еще и тарифы на энергоносители ниже, да и проверок меньше у них».

    «В налоговом администрировании нет и элемента коррупции. Та же ситуация и в МЧС. Проверок стало значительно меньше. Сейчас они перешли на декларирование рисков пожарной безопасности».

    «Ресурсы есть, внутренний спрос есть, хотя здесь мы чувствуем некоторое сокращение спроса на внутреннем рынке. Финансовые ресурсы и потребительская способность населения по-прежнему находится на высоком уровне. Это главный драйвер нашей экономики был, есть, и в ближайшее время, пока нефть высокая, будет. Мы сегодня один из самых серьезных рынков в мире. Ресурсы на создание нового предложения в ближайшее время покажут себя. Через небольшой срок это все даст о себе знать в статистических цифрах нашей экономики».

    «Первая реакция на ситуацию с Евтушенковым была очень бурная. Но и тогда мы говорили, что мы посмотрим как это будет уже в общественном мнении трактоваться через несколько дней. Все изменилось, потому что всем понятно, что страна может бороться с какими-то экономическими преступлениями, в том числе и на самом верхнем уровне предпринимательского сообщества. Мы высказали свою позицию о том, что мера, которая была применена, хотя и была законной, но она избыточна. Он явно никуда бы не убежал, он точно мог бы ходить на работу, потому что у него огромная компания, и ему надо поддерживать ее работоспособность. То, что его изолировали, конечно, влияет на крупный бизнес. Это влияет также на огромное количество акционеров. С другой стороны, с точки зрения сути предъявленных обвинений, там надо разбираться. Это неоднозначная ситуация. Понятно, что там есть серьезные вопросы».

    «Мы не умеем пока работать с корпоративным сектором и фондовым рынком. Да и фондовый рынок у нас пока недостаточно развитый».

    КоммерсантЪ








Возврат к списку